Интересный и вполне логичный взгляд на происходившее во время Луизианского инцидента предлагает Слава Демонов.

Обоснование: эффективность действий охотников в ликвидации заражённых, равно как и в поиске и устранении первоисточника крайне низки и признаков окончательного уничтожения заразы в обозримом будущем не обнаруживается. Задача полной зачистки территории с закреплением на оной и постоянным контролем не стоит вовсе, исследованиями происходящего упорядоченно и профессионально также никто не озабочен.

На каждом контракте, при успешной добыче 1-2-х трофеев, гибнет до 8 охотников, что вызывает большие сомнения в талантах организаторов самой охоты и истинности декларируемых намерений. Время контракта необоснованно ограниченно, единовременная эвакуация нескольких групп охотников одним транспортом так же немотивируемо ограничена — что это, если не нагнетание истерии и агрессивности охотников в отношении коллег, искусственно превращая их в конкурентов, лишая их возможности адекватного планирования и осмысления происходящего.

Явления, которые принято называть «улики», представляют собой на вид скорее блокирующие печати, нежели информационный ресурс, при воздействии на них охотником получается нечто, подозрительно напоминающее дыру в неизвестность. Вполне может быть, что «собирая улики», охотник открывает достаточное количество проходов для проникновения в наш мир новых проявлений заразы и усиления деформаций окружающей среды, поддерживая тем самым цикл перерождений проявлений скверны.

Поставляемое самим охотникам разномастное вооружение не являет собой что-либо хоть немного ориентированное именно на истребление изменившихся, зато напоминает кустарный арсенал повстанческого движения, или партизан, нацеленных на борьбу с небольшими отрядами людей — на уничтожение друг-дружки.

Необходимость именно в изгнании поверженного чудовища никак не обоснованна и иррациональна, поскольку очень похоже на то, что как раз сам результат изгнания позволяет сущности переродиться сызнова, логичнее было бы изолировать, запереть, фиксировать любым способом, тем самым обезвредив обессилевшего врага. Реальная ценность получаемых в результате изгнания трофеев не установлена, поскольку ААО сами трофеи изымает в обмен на несущественное фиксированное вознаграждение, дальнейшая судьба трофеев неизвестна — идут ли они на пользу, или используются в каких-то тайных обрядах, вдали от любопытных глаз?

Необходимость самого процесса инициации охотников крайне сомнительна, поскольку без тёмного зрения вполне можно обойтись в процессе именно охоты на чудовищ, но вот в грызне за трофеи это просто незаменимый инструмент, кроме того, после посвящения на охотника начинает неотвратимо надвигаться порча, якобы для борьбы с которой придуман ритуал очищения, но он снова намеренно организован таким образом, чтобы гибло максимальное количество участвующих.

Вывод: причины заражения скрываются в потаённой деятельности руководства ААО, справиться с эпидемией можно лишь уничтожив эту диверсионную структуру.

Поделись с друзьями!