Ключевое место в «Книге оружия» занимает весьма объемное произведение, состоящее из 26 фрагментов, — неопубликованная повесть «Бедовые» за авторством Хейдена Коллинза. Этот журналист и писатель знаком нам еще по заметкам из «Книги монстров», где рассказывал о знакомствах с охотниками, делившимися с ним своими откровениями. В «Бедовых» он затрагивает один из самых важных конфликтов Луизианского инцидента – противостояние близняшек Джоз и Фин с охотницей Линч. Но, отмечу, перед нами недатированная неопубликованная рукопись, т.е. художественное произведение, автор которого мог и, безусловно, приукрасил многое, поскольку не мог всего знать, а многое мог только придумать. Впрочем, все наши знания про те события – информация из вторых рук.

Предлагаю вашему вниманию мою непрофессиональную адаптацию повести «Бедовые» Хейдена Коллинза с моими комментариями. Благодарю за редакторскую правку Славу Демонова.

1

Мать покинула их прежде, чем они родились. Внутреннее кровотечение. Наружное кровотечение. Отец оставил их вскоре после этого. Не работа убила ее.

Она не знала, что их будет двое, поэтому было только одно имя. Жозефина. Они разделили младенцев, разорвали пуповины и разорвали имя: одна стала Джози, другая — Фина. Они попали на попечение дяди, кузнеца. У него не было детей, а жена умерла от желтой лихорадки, поэтому он обучал девочек, а теперь уже и женщин кузнечному ремеслу.

Они учились работать молотом, ковать и сражаться. Первый нож Фины сломал первый топор Джози. Все, что они создавали, тут же испытывали друг против друга во дворе кузницы. Их первые изделия раскалывались и разбивались, сами же они становились сильнее, закаляясь в огне и в бою. Дядя смотрел на них с гордостью и трепетом. Огонь и ярость. Фина и Джози. Фин и Джоз.

Через два дня после их шестнадцатого дня рождения человек по имени Уильям Дюрант (William Durant) убил кузнеца, а они потянулись за своими инструментами.

Из описания легендарного оружия, которым владели близняшки, известна их фамилия – МакГоуэн (McGowan), которую, они, по всей видимости взяли от приемного отца.

2

На самом деле он не был их дядей, но взял на себя роль отца. Две девушки, его дочери, вошли в комнату, почерневшую от копоти из кузницы, думая только об обеде и отдыхе, но стали свидетелями смертельного удара по его черепу (слишком мягкому по сравнению с боевым топором, брошенным в него).

Вы можете подумать, что это был момент трансформации, так называемый поворотный момент. И это был первый шаг на пути, который привел их к охотникам. Но их судьба уже была предначертана. Они были рождены в насилии, крещены им и достигли совершеннолетия в качестве акушерок его инструментов.

Девочки-близнецы молча отступили от двери при виде этого ужасного зрелища и вернулись в кузницу, выбирая оружие из того, что они сделали и развесили по стенам на показ покупателям. Выбором Джоз стала кувалда. Для Фин — арбалет и единственная стрела, чье оперенье, стержень и наконечник она создала своими мозолистыми руками.

Вернувшись на кухню, где труп их дяди-отца лежал в луже теплой крови на полу, они обнаружили незнакомца, который все еще стоял, тяжело дыша, оперевшись на рукоять своего топора. Они молча, как кошки, окружили его. У них был только один вопрос:

— Как вас зовут?

Мужчина моргнул и ответил грубым, отрешенным голосом.

— Уильям Дюрант.

Джоз взмахнула кувалдой, когда Фин выстрелила из арбалета в череп Уильяму Дюранту, кровь которого соединилась с кровью его жертвы, согревая холодный каменный пол.

3

На то, чтобы смыть всю кровь с пола, ушла вся ночь. Близняшки сожгли тела в огне кузницы и в его пламени изготовили два одинаковых ножа, которые они будут носить с собой до конца своих дней. Когда первый клиент прибыл, они без колебаний рассказали об убийстве. Навестивший их законник признал вину за Дюрантом, а их оставил в покое.

Они поминали своего дядю-отца порцией виски каждую ночь, пока бутылка не опустела, а затем они решили прекратить свой траур. Фин стала одержима своей страстью к изготовлению арбалетных болтов. Они почти не разговаривали.

Однажды утром в магазин вошли двое незнакомцев: женщина и мужчина, оба в одеждах охотников, изношенных, с грязью из дальних путешествий. История о кузнеце и Дюранте дошла до них на другой стороне страны.

— Вы убили Дюранта, — заявила без приветствия женщина.

— Он получил то, что сам содеял.

Незнакомая женщина еще не могла различить близнецов, хотя имена их ей уже были известны.

Женщина кивнула в сторону оружия, выставленного на стенах.

— Вы сделали это?

Ответом были одинаковые кивки головами.

— Вы знаете, как с ними обращаться?

Джоз подняла свой арбалет, натянула тетиву и выстрелила в человека, который стоял в дверях, молчаливого и мрачного. Он застонал и упал на колени, затем завалился на бок. Женщина не вздрогнула, даже не посмотрела вниз, когда мужчина рядом с ней упал, она улыбнулась.

— Я хотела бы разместить заказ у кузнеца.

4

За ужином близнецы и путешественница, которую звали Линч, говорили о темном будущем и еще более темном прошлом. В мире образовался разрыв и через него пришло чудовище. Это была сущность, многоликая и единая. Оно могло в некотором роде управлять людьми, формируя их по своей воле, скрывая свое распространение под подобием человеческой болезни. Большинство предполагало, что это была эпидемия.

— Я бы уничтожила это существо. — Линч была вдвое старше их, да и выглядела старше, ее кожа огрубела и обветривалась, а голову покрывала шляпа с широкими полями, скрывающая толстую белоснежную косу. — И вы, убивающие без колебаний и угрызений совести, были бы ценными союзниками в борьбе против него. Вам не нужно бросать кузницу, но я бы предложила вам обучение. Охоте. Но прежде чем ответите, задам еще один вопрос. Вы знали Дюранта?

Обе девушки покачали головами.

— Но он знал тебя. И тебя, уже 16 лет, — она сделала паузу, чтобы перевести дух. — Уильям Дюрант был вашим отцом.

Молчание последовало за словами Линч. Кузнец был хорошим отцом. Даже если бы это было правдой, они не нуждались в другом.

Она продолжила:

— Он убил вашу мать. Возможно, он вернулся, чтобы закончить работу. Возможно, его послали сюда, не раскрывая всех деталей. Думаю, если вы присоединитесь ко мне, мы узнаем правду. Теперь, вы присоединитесь ко мне на охоте?

Им не нужно было обдумывать свой ответ. Они были готовы.

Hunt: Showdown

Из прочитанного можно сделать предположение касательно того, почему Уильям Дюрант убил свою беременную жену. Материалы из «Книги монстров» рассказывают о том, что первые варианты сыворотки, использовавшейся для инициации охотников, были крайне опасными и зачатие детей охотниками возбранялось, поскольку последствия могли быть просто чудовищными (так, например, родилось существо, известное как Мясная голова). Отец близняшек, безусловно, был охотником, которому приказали избавиться от последствий своих необдуманных действий – убить жену, но дело он не довел до конца. Через 16 лет, по всей видимости, тем, кто направил его стало известно о том, что дети родились и выжили, а ему поручили завершить это дело.

У Линч, проехавшей через всю страну ради этой встречи, есть свои скрытые мотивы.

5

Они закрыли магазин на одну неделю и ушли на болото, чтобы пройти обучение у женщины, которая называла себя Линч. Джоз, предпочла кувалду оружию дальнего боя, за ощущение мягкости разбиваемой плоти и хруст дробящихся костей, а также за отдачу в руки после сильного удара, но с легкостью освоила и огнестрельное оружие, а Winfield стал ее бессменным спутником. Фин, с меткостью Робина Гуда поражавшая любые цели из арбалета, практиковалась с ножами, пистолетом и мачете. Но ножи были ее любимчиками. Такой интимный способ вывести из строя плоть.

Потребовалось несколько дней, чтобы научиться стрелять, но Джоз была одержимо настроена добиться успеха; обе близняшки были такими. Они быстро освоили все оружие, которое могла предоставить им Линч, хотя у нее был только один сундук: портативный арсенал — их первая коробка с игрушками.

Стая бешеных собак стала первым настоящим противником и близнецы с легкостью убивали их, работая вплотную: методично, жестоко, грациозно. Линч наблюдала из укрытия, готовая уничтожить собак из своей винтовки, если близнецы не справились бы, но причин стрелять у нее не нашлось.

Учиться выслеживанию добычи было сложнее, но местные черные медведи предоставили им необходимую практику. Когда они научились читать следы, Линч описала существ, с которыми они могли столкнуться. Ужасный мясник с головой свиньи, усеянный крюками и кусками металла. Гигантский паук, который скрывался в темных замкнутых пространствах, прыгая и быстро бегая, опасный и голодный. Высокий, ловкий убийца, обманывающий и быстрый. Она объяснила, что они получат большую награду, если им удастся убить таких существ.

— Тогда, я думаю, мы разбогатеем, — сказала Фин, редкий свет улыбки освещал ее губы.

На момент начала освоения курса молодой охотницы были известны все монстры, которые нам известны как боссы: Мясник, Паук и Ассасин, т.е. Луизианский инцидент уже был в разгаре.

6

Они купались в золоте, они купались в крови. Днем они делали подковы, кастрюли и сковороды, а когда кузня был заперта, брали свое оружие и направлялись на болота. Они были безмолвны и безжалостны: идеальная команда из двух человек, способная общаться без слов, они убили почти столько же охотников, сколько и существ, очищая мир от всякого зла.

Линч открыла им мир связей. Суперинтенданты, государственные служащие, капитаны — люди, которые ранее не стали бы смотреть даже в их сторону. Теперь они стремились встретиться с печально известными близнецами. Отправьте их! Заплатите им, по возвращении, щедро! Казалось, что это общество охотников было вольной группой жадных головорезов, чем тесно сплоченным сообществом, которое описала Линч, «ведомое» самодовольством и жаждой власти. Репутация близнецов распространилась, и, как следствие, скоро за их собственные головы предлагали щедрую награду. Теперь они спали с винтовкой Winfield у кровати.

Воскресным днем они обнаружили гниющее и без ноги тело женщины, пригвожденное к дереву возле полуразрушенной хижины.

Фин кивнула, задавая безмолвный вопрос. — Монстр или человек? — спрашивал ее кивок.

Джоз пожала плечами. Это была работа монстра в любом случае. Труп женщины — куча гниющей плоти, разлагающийся сосуд для мух и личинок — явно подвергался пыткам, использовался для целевой стрельбы, и, боже мой, была ли она еще жива, когда ее пригвоздили к дереву? Фин покачала головой и указала на дверь, которую открыла. Внутри они нашли человека, спящего на койке, грязного и покрытого красными фурункулами. Они подняли свои винтовки и ждали. Они узнают имя его жертвы до того, как он умрет. Но когда Фин наклонилась, чтобы встряхнуть его, через входную дверь ворвался Мясная голова, разбрасывая во все стороны пиявки из своей шеи.

Перед нами встреча с безумным Уильямом Солтером, который в своем дневнике описал как пытал и убивал несчастную женщину, оказавшуюся поблизости от его хижины.

7

Солтер проснулся на полу, заполненном пиявками. Мясная голова, спотыкаясь, бился о стену, а затем маленький стол опрокинулся, с него упали на пол бумаги и пистолеты. Он был разбужен двумя незнакомками, двумя девушками, стоящими у камина с поднятыми пистолетами, и множеством оружия, навешенного на их тела. Одна подала знак другой, которая достала что-то из мешочка, привязанного к ее поясу, и швырнула его через закрывавшую окну бумагу. Снаружи раздался какофонический шум и существо начало бросаться к дальней стене с новой силой.

Другая повесила винтовку за спину и взяла кувалду, проявляя неприличную для женщины силу, не говоря уже о девушке. Кто эти незваные гости?

Она взмахнула молотом и ударила в позвоночник, предполагая, что у существа он был один. Звук, который он издал, этот влажный стук — шум, который должно ненавидеть каждое существо из плоти и костей, — отозвался эхом в его ушах, хотя он и был рад видеть, как это нечто вздрагивает на полу и корчится. Девушка ударила второй раз с большим усилием, раздавив его ногу, но она не учла пиявок, которые тем временем подобрались к ее ногам. Она ахнула и закричала, когда их отвратительные вялые присоски нашли ее плоть и начали питаться.

Мясные головы в Hunt: Showdown

Мясная голова в Hunt: Showdown

8

Джоз лежала на полу маленькой хижины, а сдувшиеся пиявки, которые она срезала со своего тела, валялись вокруг нее. Она обхватила рукоять своей кувалды, ощущая умиротворение. Она не могла пошевелить ногами и не знала, когда ослабнет эффект от слюны пиявок.

Фин была рядом с ней, опершись спиной о гору плоти на полу, наконец, мертвую и неподвижную. (Была ли она когда-нибудь живой?). Она посмотрела на тщедушного человечка, который сгрудился на маленькой койке возле погасшего камина и перезаряжал свой пистолет. Мужчина вздрогнул, тихо бормоча, его взгляд метался между двумя женщинами. Он был покрыт язвами и грязью, явно испуганный и отчаявшийся, но в его глазах была какая-то разумность, проглядывавшая сквозь страх.

Снаружи стрекот сверчков перемежался стонами животных, уханьем совы и тихим кваканьем жаб. Ночь обрушилась на них так же резко и внезапно, как Мясная голова.

Фин закончила перезарядку и стояла, уставившись на человека, продолжавшего бормотать.

— Никогда ночью, никогда ночью, они есть, хижина, никогда, мои заметки заметки заметки, ночные заметки.

Его слова прервались рыданиями. Его щеки были покрыты гноем и кровью, размытыми только там, где по его лицу текли слезы.

— Кто эта женщина на дереве? — спросил Фин.

Он замер, а затем со стоном закрыл лицо руками, повторяя:

— О, Мария, Мария, Мария, Мария, Мария, Мария.

Фин посмотрела на сестру, поймала ее взгляд и один кивок, снова посмотрела на мужчину и выстрелила ему в голову.

Как вы понимаете, больше Уильям Солтер не напишет ничего в своем дневнике. Известно, что близняшки подобрали в его хижине старое сломанное ружье, ставшее после их умелой переработки легендарным The Swamp Peach.

Легендарное оружие The Swamp Peach (Caldwell Rival 78 Handcannon) в Hunt: Showdown

Легендарное оружие The Swamp Peach (Caldwell Rival 78 Handcannon) в Hunt: Showdown

9

Близнецы. Двойняшки. Deux. Qupa. Клятва двоих была еще более сильной, когда они произносили ее. Два зеркала обращены друг к другу, бесконечные и расширяющиеся с каждым словом. Они нашли утешение в повторении слов. Во имя двух, связанных кровью. Давайте пить из источника смерти. Охотник. Добыча. Потому что мы кровь и мы тело. Мы пуля, и мы нож. Давайте пить из источника смерти. Наша жажда никогда не будет утолена.

Это был их обычный день, хотя в тот день они убили монстра, срезали пиявок размером с кулак с покрасневшей кожи и убили мужчину за то, что он пытал невинную женщину. Со времени их посвящения многие другие дни были такими же. Зеркала во времени.

Насилие в их жизни, начавшееся смертью и кровью и продолжавшее двигать их по скользкой дорожке, было насилием их дней и было самой тканью того мира. Люди говорили, что Запад был завоеван, но Джоз и Фин знали, что все еще существуют дикие местности, где они видели и уничтожали то, что бродило по мертвым землям, вырезали почерневшие сердца из тел ссохшихся злых людей. Когда они вышли из болота, то лениво говорили об обеде. Как и в любой другой день.

Линч наблюдала за ними. Выжидая, смотрела на карты. Они сейчас были почти готовы.

Линч, как мы видим, владела искусством мантики с помощью гадальных карт. Возможно, именно они привели ее к близняшкам.

Легендарное оружие Blood Oath (нож) в Hunt: Showdown

Легендарное оружие Blood Oath в Hunt: Showdown

10

В огне кузнечного горна пламя превратилось в змей, а шипение влажных дров превратилось в безумный язык змей.

Фин стояла парализованная, зачарованная. Позади нее ее сестра Джоз, ее зеркальное отражение, стояла с поднятым молотом над наковальней, ожидая, пока сестра вынет из жара лезвие гарпуна, который их просили починить. Но Фин не двигалась. Змеи, пламя, шепчущее шипение… звуки гудят в ее голове, образы заполняют все ее поле зрения.

— Фин, — проявила нетерпение Джоз. Если позволить металлу остыть, то он ослабнет. И все же ее сестра не двигалась. — Фин!

Фин резко повернулась, остывший клинок упал на пол рядом с ней, и посмотрела на сестру пустыми глазами, белыми и без зрачков.

— Не награждай своей верностью так легко. Вы не знаете ее и вы не принадлежите ей. Вы принадлежите друг другу. Ваша верность ваша, чтобы дать или взять. Ваше второе посвящение начинается сегодня и заканчивается, когда вы снова меня найдете.

Лёгкий смех вырвался из её горла и она начала задыхаться, падая на пол.

Джоз встала на колени возле задыхающейся Фин и посмотрела вверх на огонь, где увидела огромную змею, похожую на тростниковую, которая вышла из пламени и скользила к ним. Это была живая змея; состояла она больше из теней, чем из плоти. Джоз потянулась к своей винтовке и выстрелила в нее, но пули прошли сквозь нее, как сквозь туман. И все же, когда клыки впились ей в бедро, они впрыснули настоящий яд в ее кровь, достаточный для того, чтобы убить в течение часа. Часа змеи.

11

Змея может быть как союзником, так и убийцей. С таким же успехом может быть матерью, как и убийцей. Огун, например, был богом кузнецов и воинов, а близняшки были кузнецами и охотниками, так что покровителем для них он был подходящим. Но хаос и случайность были богами более могущественными, чем он, владыками всего.

Когда пламя превратилось в змей перед глазами Фин, ее голова наполнилась ужасным оркестром из шипения и рычаний. Она не знала, кто или что говорило через нее той ночью, и не была ли это случайностью.

Линч обнаружила, что Фин и Джоз растянулись на каменном полу кузни, обе в бреду. Нога Джоз опухла и издавала запах гнили на месте змеиного укуса. Фин лежала неподвижно и была холодной на ощупь, а не отремонтированный Bomb Lance лежал рядом с ними на каменном полу. Линч распознала укус и отсосала яд из раны. Огонь уже потух и она не могла прижечь рану. В своих собственных видениях она видела признаки того, что близнецы были важны для ее дела, хотя детали были скрыты. Карты сказали ей, что если близнецы будут плохо подготовлены или убиты, то эффект будет обратным. Они должны выжить.

Вытащив колоду карт, завернутую в темный шелк, Линч начала размечать пол мелом. Ритуал может возродить их или, по крайней мере, удержать их дух и не дать им перейти. Они ей еще пригодятся, но для этого они должны жить.

Как мы видим, Линч руководствуется исключительно своими интересами, пытаясь спасти наших бедовых.

12

Видения продолжались. Фин не спала, ее выбросило из кошмара. Она впала в беспокойную дрёму, лежала без сознания часами, а потом и днями. Ее зрение было полно образами извивающихся змей, эхом отдавалось их шипение. Внутри видения мир сотрясался и мерцал по краям…

Грязь, кровь, туман и тень, движение и взрывы. Выстрелы и крики. Беги сквозь тьму, надейся, что ты не споткнешься, надейся, что их пули не пробьют твою кожу, надейся, что ты выживешь, несмотря на усталость. Шансы не в твою пользу. Шансы никогда не были в вашу пользу. Вот почему вы играете в игру.

Вы прижимаетесь спиной к тонким доскам сарая, не зная, скрывает ли он вашего собственного ангела смерти. Не зная, готовится ли какой-нибудь скрытный противник написать финал вашей истории. Вы спешите перезарядить свою винтовку, опасаясь звука металла по металлу, когда вы вставляете патрон в магазин. Затем вы берете маленький шприц из кармана пальто, закатываете рукав и посылаете иглу в руку резким толчком. Препарат вступает в силу быстро, и вы чувствуете себя непобедимыми, эйфоричными, легкомысленными, подготовленными. Вы поднимаете ваше оружие и бежите. И бежите. И бежите.

Шум выстрелов окружает вас, когда видят и целятся в вас, но вы быстры, зигзагообразно, как кролик, мчитесь. Вы чувствуете, что могли бы бежать вечно, могли стрелять шквальным огнем. Вы убиваете пятерых мужчин и одну женщину на пути к зданию, которое позволит вам скрыться, перезаряжая оружие на бегу. Ваша голова затуманивается, когда действие инъекции прекращается, но пока вы еще питаетесь ее огнем.

Когда Фин пришла в себя, было уже темно, а Джоз ушла. Отсутствие Джоз дезориентировало ее; ее сестра была для нее якорем, гарантией ее собственного существования. Она знала только один способ сосредоточить свое внимание. С кувалдой и винтовкой она вышла из хижины, погасив фонарь, который зажгла Джоз. Сегодня на болотах будут монстры и она найдет их.

13

Яд змеи по-разному воздействовал на каждого близнеца; это не могло быть усилено. Их боевая магия — как они думали об этом — ослабла. Зеркало треснуло.

В тот вечер у Джоз были мысли о смерти: ее, ее матери, ее отца, ее жертв. Она не видела никакого смысла в гибели людей, не была обременена ее серьезностью. Смерть была неизбежна, а ее неизбежность делала ее бессмысленной. Слово судьба для нее не имело значения.

Священники не предлагали утешения, хотя до них доходили слухи о христианской ассоциации охотников, но они не доверяли тем, кто предлагал искупление. Некоторые называли существ чумой; некоторые называли их дьяволом. Все ошибались.

Надев длинную куртку из-за прохладного воздуха, предвещающего ливень, и вооружившись лишь небольшим пистолетом, Джоз оставила свою сестру, чтобы встретиться с другой.

Эллисон — женщина, с которой она теперь встретится, — искала Джоз, и они перешли от осторожного молчания до задушевных бесед, от осторожных незнакомцев к друзьям, а затем и дальше. Среди охотников существовал дух товарищества, но связь была под запретом. Подобно тому, как дети оставались неназванными, пока они не пережили свой второй день рождения, охотники предпочитали не называть — то есть предпочитали не знать — то, что они могли потерять. Чтобы охотиться, вы должны быть в состоянии выжить как в бою, так и в постоянных потерях.

Чтобы удалить мозолистую кожу, защищающую нежную оболочку сердца, нужно было выбирать жизнь. Охотник всегда выбирает смерть. Не думает о будущем. В трещинах зеркала их изображения согнуты и умножены: среди отражений, нет двух одинаковых.

По всей видимости за «христианской ассоциацией охотников» скрывается ААО во главе с Филипом Хафф Джонсом. Ну, и как же без популярных в наше смутное время однополых отношений? Но описано все очень тонко и достойно.

14

Свет фонаря рассеял тьму, как и должно быть ночью, потому что без тьмы нет и света. Джоз поверила другому охотнику — беспрецедентному, опасному, но, возможно, теперь и необходимому — поскольку Фин стала другой, ее трансы стали стеной между ними.

Джоз и Эллисон встретились в заброшенном доме посреди мертвой зоны, где они поделились воспоминаниями.

Там, где была повреждена нога, и все, что было ниже колена, был шрам, каменистый и глубокий, каньон мертвой плоти. Его окружали, как созвездия, следы ярости шрапнели. Эллисон не ожидала, что ногу удастся сохранить, фактически она потеряла большую ее часть. Но странная экструзия начала вырастать вскоре после поспешной операции, и она зажила под тщательным наблюдением ее спутника. Теперь она могла ходить.

Еще один шрам шел от колена до паха, где удар сабли почти перерубил ногу в бедре. Она все еще хромала, хотя травмы больше не замедляли ее движения. Большое красное родимое пятно также отпечаталась на ноге: знак дьявола, как говорила ее мать, который звал ее. Многие бросили бы такого ребенка в колодец, но они нуждались в ней на ферме.

Теперь мозолистая рука молодой охотницы следовала за линией шрама к его истоку, а носительница шрамов впервые заплакала, вспомнив о ноге, потерянной и приобретенной, и зарыдала еще сильнее. Такой одинокой она была. Не такой. Ничего подобного.

На память о первой совместной охоте Эллисон подарила Джоз легендарное оружие Alison (Caldwell Rival 78).

Легендарное оружие Alison (Caldwell Rival 78) в Hunt: Showdown

Легендарное оружие Alison (Caldwell Rival 78) в Hunt: Showdown

15

Хаффингтон (Huffington) был гнусным человеком, отбрасывавшим мораль ради собственной выгоды, опьяневшим от собственной силы и презиравшим последствия. И все же его сила была связана с земными вопросами — политикой и престижем — в отличие от женщины, которая стояла перед ним, чей жесткий взгляд и белоснежные волосы выдавали в ней потусторонние силы.

— Как ты смеешь общаться с Лаво? – прошипела она. — Она одна из моих.

— Это, — ответил Хаффингтон, — не твое дело.

Она встретила его ответ холодным взглядом, затем села на стул напротив его стола и засмеялась.

— Жирный, — она достала из своего кармана потрепанную колоду карт, завернутую в шелк. — Но глупый. Возьми карту, пожалуйста.

Она раскрыла колоду перед ним, ожидая.

— Я не верю в салонные фокусы.

— Я тоже не верю, Хаффингтон, и надеюсь, что это не последнее, что ты когда-либо делал.

Он вытянул. Она посмотрела на карту в его руке.

— Ну, хорошо, хорошо. Двойка стрел. Как удобно.

Он пожал плечами:

— Давай покончим с этим, Линч.

— Есть две молодые женщины, с которыми я бы хотела встретится.

Она сунула карты обратно в карман и улыбнулась.

По всей видимости, у Линч непривычная колода карт Таро, на что указывает масть «стрелы». Возможно, это колода Таро Висконти-Сфорца, в которой масть жезлов заменена стрелами.

16

Не каждый монстр должен быть убит. Было время, когда в жизни близнецов не было ни монстров, ни убийств. Но, возможно, некоторые монстры могут стать союзниками. Могут стать оружием.

Фин пропала на три дня. Галлюцинации захватили ее внезапно и полностью, она была на охоте, когда сознание покинуло ее. Она проснулась, покрытая грязью и укусами комаров, голодная и благодарная за то, что аллигаторы исчезли с болот. Джоз не заметила ее отсутствия, но Линч нервничала и испытала облегчение, когда та вернулась.

Во время первого видения Фин змея говорила об инициации. Видения прошлых дней оставили ее в уверенности, что она не могла доверять Линч, и ей пришлось бы вызывать змею по собственному желанию, чтобы завершить начатый ритуал. Фин ни с кем не делилась своими планами, не зная, кому она может доверять.

Сказки давно предупреждали ее о предательстве змей, но пока она предпочитает им доверять. Убийство всегда было вариантом на крайний случай.

Семь змей должны быть пойманы, очарованы, а затем отпущены: посланники, чтобы вызвать змею из ее видения и привлечь ее на свою сторону. Это не было простым призывом. Это открывало границы Страны Мертвых. Также потребовалась бы полоса железа, собака и пальмовая ветвь, сорванная на берегу.

Семерка будет нести ее сообщение. Но поскольку она была осторожна, она также купила шприц, завернутый в коричневую бумагу. Когда она развернула бумагу, то сквозь стекло шприца увидела зеленоватое свечение: антитело, противоядие, лекарство, которое, как она надеялась, позволит ей видеть, если способности подведут ее.

Известно легендарное оружие Snake Seer – арбалет, которым владела Фин.

Легендарное оружие Snake Seer (Crossbow) в Hunt: Showdown

Легендарное оружие Snake Seer (Crossbow) в Hunt: Showdown

17

Берег был полон длинных тел, извивающихся в гладких гребнях волны, большая их часть продолжала уходить в болотные воды. Многие пришли, но не те, кого призывала Фин. Еще нет.

Сотни клыков уже оставили укусы в ее плоти. Тысячи окружили ее сейчас, ожидая возможности. Ее телу было больно. Она произнесла семь слов, по одному каждой из семи выпущенных ею змей, а они назвали своих братьев.

Она протолкнула иглу шприца через кожу левой руки, заставив поршень опуститься, как только начала терять сознание. Но когда ее веки закрылись, она увидела силуэт.

Он подошел через воду, огромный. Она открыла глаза и посмотрела на него. Это противник или собеседник?

Змея была комбинацией самых ядовитых местных жителей: чешуйчатое тело полосатого гремучника, все в черных кольцах, опоясывавших бежевое тело. Эллиптические зрачки водяного щитомордника. Широкая голова медноголовки. Погремушка техасского гремучника и любовь к влаге как у кораллового аспида. Это была самая большая змея, которую она когда-либо видела, высокая как дом, с толстым и твердым телом, как дюжина деревьев, соединенных вместе.

В ее венах пульсировало больше яда, чем крови. Она начала дрожать, изо всех сил пытаясь удержаться на ногах, чтобы встретить приближающегося зверя. Ей не нужно беспокоиться. Когда она устремилась вперед, змея открыла рот и проглотила ее одним плавным движением, удерживая до ночи. Вскоре ее собратья покинули мелководье и больше не были вынуждены оставаться в ритуале призыва. Болото затихло, только одинокий сверчок решался нарушать своим пением тишину.

18

Тело Фин было найдено на грязном берегу проходившими мимо охотниками. Минуло семь дней. Дьявол знает, почему они удосужились даже отнести ее обратно в город, где молча доставили к порогу докторского дома. Они могли принять ее за труп.

Она была жива, но сильно изуродована — кости сломаны или раздавлены, кожа обожжена желудочными соками и густо покрыта слизью. Доктор предположил, что она не выживет, но позволил ей занять односпальную кровать в его больнице, пока он пытался найти ее родственников. Но она быстро выздоровела, и доктор, который был набожным христианином и не мог приписать то, что он видел, стихийному бедствию, отказался от ее дальнейшего лечения и выбросил ее, даже не спросив ее имени.

Раны ее покрылись не струпьями, а чешуйками. Там, где кожа на правой половине ее черепа была отслоена, ее голова теперь была покрыта зелеными чешуйками размером с рисовое зерно, равно как и ее предплечья и большие полосы на ногах. Она не говорила, а ее движения стали более плавными. Смотреть ей в глаза — зрачки сжались и вытянулись в продолговатые щели — означало столкнуться с холодным и чужим существом. Она больше не была близнецом.

Она прошла от дома доктора к своему дому, где обнаружила, что Джоз и Эллисон сидели у огня. Ее первые слова были произнесены сухим, но распознаваемым шипением, так, как они были сказаны ей, когда она встретилась со змеей:

— Линч нельзя доверять.

19

— Какое тебе дело до судьбы этих близнецов?

— На этой неделе я отправил достаточно людей в могилу.

— И ты отправишь еще два. — Линч остановилась, чтобы осмотреть медное пресс-папье на столе Хаффингтона. — Но они вернутся. Ты позовешь их от имени ААО и отправишь в Дом Мясника, в его Холодный Дом.

Хаффингтон поднял бровь. Это место было мифическим, не имеющим места на картах. Но он ничего не сказал. Линч продолжила.

— Ты объяснишь им, что ваши медицинские эксперименты привели к выводу, что есть оружие, которое может покончить с этим. И ты отправишь их в Дом Мясника. Я сообщу им об остальном.

Хаффингтон оживленно кивнул, явно возражая, но все же вынужденный выполнить ее просьбу.

— И ты сделаешь это сейчас. Они ждут снаружи.

Впервые Хаффингтон выглядел удивленным. Линч постучала в дверь дважды, прежде чем открыть ее двум молодым женщинам, наверняка еще не старше двадцати лет, одетым как мужчины для похода и вооруженным до зубов. У одной были волосы, завязанные сзади ниткой, а у другой голова частично была увенчана оболочкой, похожей на чешую. Хаффингтон удивился, увидев их. Когда они представились, заставил свое лицо изобразить улыбку, пока повторял слова, которые ему скормили.

20

Линч отправила близнецов в кузницу, чтобы подготовить оружие, и осталась наблюдать, как Хаффингтон осматривает рекрута. Медсестра привела пациента в кабинет. Это была небольшая женщина 25 лет, явно отмеченная оспой и доставленная в больницу для душевнобольных своей матерью.

— Имя, — тон Хаффингтона был резким и недружелюбным.

— Нелли Краун (Nellie Crown).

— Что вас беспокоит, мисс Краун?

— Ничто не беспокоит меня, кроме моей злой матери! У меня есть собственный Ангел. Доктор, мне не может быть лучше.

— Нелли, расскажи мне об Ангеле, — сказал Хаффингтон, измеряя ее пульс. — На что это похоже?

— Не вижу его, но чувствую. Ангел прямо здесь, сэр. Прямо там, — она указала на свою грудную клетку. — А здесь, — сказала она, указывая на нижнюю часть живота, понизив голос до шепота, — Здесь живет змей. Теперь он тихий, очень тихий. Тссс, тссс. Давайте не будем его будить, доктор.

Хаффингтон открыл рот, чтобы заговорить, но Линч прервала его:

— Нелли, Ангел и Змей говорят с тобой?

— Не так, как мы с тобой говорим, нет. Получается, что чувства приходят в мою голову, просто из ниоткуда, Почувствуйте, как эти мысли приходят отсюда, — она взглянула на места, которые указала.

— Нелли, — сказала Линч, ее голос был сладким и гадким, но взгляд ее был непоколебим. — Не могли бы вы рассказать мне, что Ангел говорит вам сейчас?

Закончив предложение, она вынула зазубренный клинок и вонзила его в горло Хаффингтона. Крик, который начался в его горле, превратился во влажный задыхающийся звук, когда он схватился за рану, руки его покраснели от крови.

— О, это очень приятно, мэм, очень приятно, — ответила Нелли, беспечная как полевой цветок. — Змею это не очень нравится, но я научилась не слушать его коварную речь. Вы доктор, мэм?

— Что касается первого, я рада это слышать. Что касается второго, то нет. — Линч очистила свой клинок о сюртук Хаффингтона, переступив через его судорожно вздрагивающее тело. — Теперь, если вы захотите присоединиться ко мне, я хотела бы обсудить вашу будущую работу.

И когда Хаффингтон сделал последний вздох, Линч вывела Нелли из комнаты.

Хаффингтон совмещал работу доктора в больнице для душевнобольных и рекрутера охотников из числа своих пациентов, выполняя ту же работу, что и Элвуд Финч. Рекрутинг был поставлен на широкую ногу.

21

Близнецы путешествовали день и ночь, прежде чем достигли пещеры.

Минимально вооруженные и одетые в яркие костюмы из красной ткани, они были неотличимы друг от друга.

Линч, предоставив Джоз и Фин одежду, инструкции, карту и два маленьких камня, отправила их в карете. Их костюмы были сшиты несколько недель назад и лежали в сундуке Линч. Она осталась позади.

— Карты дают мне определенное ясновидение, — таков был ее ответ на вопрос, который близнецы не осмеливались задавать. Но как ты узнала? Откуда ты знаешь?

Приказы Хаффингтона были такими же холодными и расчетливыми, как и он сам. Близнецы привыкли выполнять приказы Линч и, по ее одобрению, сразу же согласились взять его аванс. Они принесут Хаффингтону оружие, а он расскажет как им пользоваться.

Кучер оставил их в часе ходьбы от входа в пещеру. Когда они вернутся, если они вернутся, они найдут свой собственный путь назад.

Перед зияющим серым входом пещеры Джоз повернулась к Фин, их глаза встретились, все еще идентичные, все еще зеркало, даже после всего, что изменилось. Где-то внутри они найдут Дом Мясника.

— Чтобы жить хорошо, надо заслужить смерть, — тихо сказала Фин, каждая из них поигрывала на своем языке холодным камнем.

Они развернулись и вошли в пещеру, печально высокий крик ветра был их единственным прощанием.

22

Пещера, в которую они вошли, сужалась и сужалась, вынудив их продвигаться вперед ползком.

Когда они завернули за угол — Фин была впереди — они добрались к отрезку туннеля, увешанному телами десятков гигантских гремучих змей, вытянутых как фонари, извивающихся и живых. Фин, возможно, теперь уже была наполовину змеей, повела их вперед, а холодные чешуйчатые тела рептилий скользили по спинам, пока они проползали мимо. Не было ни одного укуса. Возможно, послание от змеи прошло дальше, чем они думали. Или, может быть, эти змеи были не для того, чтобы не пускать людей, а чтобы удерживать их внутри.

Прошли часы, но они все еще ползли, едва дыша, плотно прижатые как пробка в бутылке. Они ползли в тишине, языки их перекатывали во рту ледяные камни, их некогда красная одежда становилась коричневой от грязи и пыли.

Наконец, туннель раскрылся в большую пещеру с высокими потолками, над столом на семь человек были натянуты яркие флаги. На каждом месте сидела фигура, неподвижная как статуя.

Близнецы ходили от фигуры к фигуре, камни все еще были холодны во рту. Рядом с самой маленькой фигурой камни раскалились докрасна. Джоз положила тлеющий камень в руку маленькой фигуры. Ничего. Затем появилось мерцание глаз и озорная улыбка.

И Владыка Мертвых (Lord of the Dead) не мог преградить им путь, потому что они не воздали должное ложным идолам, а только Ему. Он должен ответить и он должен позволить им пройти, хотя они не знали, будет ли этого достаточно, чтобы помешать ему предотвратить их отступление.

23

Вы уже слышали рассказы об их мастерстве в охоте, и поэтому вы, возможно, можете себе представить, как легко они пробились сквозь пещеры, через поле ножей и мимо острозубых волков — ведь собаки были их первым испытанием — и с оружием, которое описал Хаффингтон, тем самым обеспечив им выполнение обряда для возвращения мимо Владыки Мертвых, поскольку он дал им возможность забрать его жизнь навсегда. Фин и Джоз вернулись к Линч и они вернулись не с пустыми руками.

Когда они передали это странное оружие Линч, кожа на ее руках покрылась инеем. Но так как они были одеты в ярко-красное, одеты в кровь, близнецов не беспокоил ледяной ожог от этого жалкого клинка.

Когда Линч завернула его в красный шелк, Джоз предложила доставить его Хаффингтону.

— Нет в этом необходимости, нет необходимости, — ее голос был тихим, благоговейным, почти шепчущим. — Хаффингтон мертв.

С этими словами она позвала своего сопровождающего, девушку, которую они никогда раньше не видели. Она осторожно вынесла оружие из комнаты.

— От чьей руки? — осторожно спросила Фин.

— Моей.

Близнецы молчали. То, что они думали об этом откровении, осталось тайной, которой они когда-нибудь поделятся лишь со своими могилами.

— Чем он тебя обидел? -спросила Джоз.

— Он был высокомерен и становился все смелее. Его нужно было поставить на свое место. Его местом стала неглубокая могила. — Линч посмотрела на близнецов. — Но сейчас есть более важные вещи, о которых нужно подумать. То, что ты принесла, чрезвычайно важно. Но есть и другое.

Единственный звук, который издала Фин, было металлическое шипение, когда она затачивала лезвие.

— Есть второе оружие. Теперь, когда я знаю, что ты можешь попасть в Дом Мясника, я попрошу тебя вернуться за чем-то иным.

Близнецы выглядели настороженно, слова этого рокового откровения эхом звучали в их ушах: «Линч нельзя доверять». Но они пойдут. Они пойдут и на этот раз они не отдадут свой приз.

24

Никто из живущих не помнит своего рождения. Травма изменяет память, оставляя на этом месте сардоническое сходство. Но мертвецы помнят.

Будучи готовыми к рождению и — на время – далекими от смерти и страха, мертвые являются грозными врагами. Время, проведенное в Стране Мертвых, — это время возрождения, отдыха. Мертвые строят залы из своих костей и обедают собственной плотью.

За первым Залом Костей находится Зал Огня, и в нем вечно горят лужи смолы, наполняя воздух густым маслянистым дымом, среди которого ходят мертвые. Близнецы, завоевавшие милость Владыки Мертвых, теперь свободно ходили среди них, хотя никто не признавал их присутствия. Он бросил им вызов — соревнование по метанию ножей. Глупец. Ножи были одними из их первых игрушек.

После этого было легко получить то, ради чего они пришли. Через 14 лет он придет, чтобы вернуть его на место. До того момента выжженное и странно выгравированное огненное лезвие будет их верным слугой.

25

Голоса говорили с каждой из них. Через змей. Через карты. И через металл. Фин. Джоз. Линч. Три охотника, три голоса и бесчисленные трупы позади них, ведущие к этому моменту.

Они стояли в кругу, как обычно для таких ритуалов, в трех точках священного треугольника. Они стояли в этом священном образовании прежде, в дружбе. Теперь они были готовы к атаке.

Линч медленно опустилась на колени, руки погрузились во влажную болотную почву, почерневшие ногти сломались, когда они встретили камень, затем металл, затем плоть. Она не сводила глаз с близнецов, пока ее руки медленно и мучительно становились большими когтями птицы. Когти царапали глубже, обыскивая, копая. Они обнаружили дар, вытащив из Земли человечка, которого держали ее лапы, как куклу, и, казалось бы, мертвого.

Она держала маленького человека в своих жадных когтях, бормоча, а он открыл глаза и закричал от боли, когда его тело медленно начало меняться. Когда его руки превратились в когти, Линч вернула себе руки. Из его шеи яростно полезли перья, клюв пробился сквозь кожу его губ, это было единственное свидетельство того, что когда-то он был человеком, на них разлилась кровь.

Птица закричала и взлетела в воздух, позволяя гравитации вернуть ее к своей добыче, когти вытянулись и потянулись к горлу Джоз.

Но когда птица спустилась, земля между близнецами начала дрожать и разрываться, поскольку из ее глубин бросилась в воздух толстая мускулистая гигантская змея, перехватывая птицу. Два зверя рухнули на землю, змея обернулась вокруг тела птицы, когти обхватили тело змеи.

Их силы были равны; однако, в ужасном укусе змеи затаился яд, который нарушил баланс. Когда змея вонзила свои клыки в грудь птицы, та вскрикнула, рассыпая малиновые перья, похожие на капли слез, и сжималась, пока не упала на землю, обратившись снова в безжизненного рванного маленького кукольного человечка.

26

Колоссальная змея свернулась вокруг близнецов, стоящих перед Линч, готовая к атаке, защищая их. Глаза Линч наполнились яростью. Обратиться снова нельзя было, а Нелли исчезла с первым оружием, которое близнецы принесли из Страны мертвых, где они нашли своих опасных союзников и оружие. Она не сможет взять Скульптора. У нее не было достаточной защиты, чтобы сражаться даже с парой людей, стоявших перед ней.

Лицо Линч потемнело, как будто оказалось в тени, ее форма размылась и изменилась.

— Мы должны были быть союзниками. Мы могли бы остановить это! Мы могли бы остановить это вместе.

— Все вместе? – сардонически улыбнулась Джоз. — Ты имеешь в виду, что ты бы искалечила нас и пожертвовала нашей жизнью, чтобы удовлетворить свою собственную злобу.

В конце концов, именно Владыка Мертвых раскрыл им секрет Линч. Линч была не единственной озлобленной, не единственным существом, способным проскальзывать между мирами, и за много-много лет она накопила больше врагов, чем союзников.

Рука Линч менялась. Острый панцирь вырвался из кожи ее пальто, обнажив седую конечность с шипами, с двумя сочленениями, согнутыми под странными углами.

— Пора тебе идти домой, Линч.

— Я не твой враг! – это протест был рваным, отчаянным рычанием.

Змея развернулась, чтобы нанести смертельный удар. Близнецы начали медленно двигаться вперед, одна, сжимая странно выглядящий пистолет, другая — арбалет.

Глаза Линч быстро скользнули по ней, будучи добычей, она шумела, осознавая присутствие хищника. Она не могла покинуть свое тело, пока была в этом мире. В том другом месте она могла бы обладать такой силой, но здесь она была связана и ограничена своей плотью. Она сфокусировала взгляд, ища сквозь Тьму ближайший разлом. И когда она побежала, близнецы ее не преследовали. Только позже, они нашли разлом, через который сбежала Линч, и навсегда закрыли его.

Закончив работу, Фин повернулась к Джоз:

— Теперь уже некому руководить организацией?

— Ни души, — ответила Джоз.

— Тогда, я думаю, пришло время найти Финча, — они обменялись улыбками, взвалили на плечи оружие и направились в город.

Последнее событие, по всей видимости, произошло после убийства Филиппа Хафф Джонса, управлявшего Американской Ассоциацией Охотников. Линч, возможно, возглавила ее, отодвинув в сторону приближенного к Джонсу Элвуда Финча. Что сталось с Финчем неизвестно.

Поделись с друзьями!