Открывая лор прикладистых вариантов апперкота, был неприятно удивлен английским вариантом локализации, а именно — употреблением обращения «Dearest husband» (т. е. дорогой муж) в письме от персонажа с откровенно мужским именем Элллиот Шнайдер. В русской локализации имеем «любовь моя», как и в немецкой — «Mein Liebster». Во всем остальном текст писем ничем не выдает того, что получатель не жена с ребенком, оставшаяся дома в ожидании возвращения мужа-кормильца, отправившегося за длинным долларом в солнечную Луизианщину. Так что же это — ошибка локализатора или попытка протянуть заднеприводную повесточку?

Письмо к неизвестной
Автор: Эллиот Шнайдер (Elliot Schneider)
Отдельный лист, 8,5×11 дюймов

1/2

Любовь моя, я отчаянно надеюсь, что наша разлука подходит к концу.

Я со всей серьезностью прошу тебя воздержаться от передачи этих писем нашему ребенку. Эти истории могут показаться вам смелыми и причудливыми, но все в них — правда. Каждое солнце заходит под крики мертвых, и каждое солнце восходит под рёв бессмертных.

Мои руки все еще в крови после вчерашней ночной охоты. Пожалуйста, поверь своему супругу, когда я скажу, что порождения ада реальны, они жестоки и заслуживают вашего страха. Все мои небесные награды давно истрачены, но я близок к получению требуемых средств — осталось совершить лишь две удачные вылазки в байю, прежде чем мы сможем воссоединиться. Теперь этот город принадлежит Абаддону, и мое сердце вздохнет с облегчением, когда я освобожусь от него.

Генри Монро и я скоро получим свою добычу. Его ромеро и мой апперкот — грозный дуэт, тем более что в нем я нашел умельца, способного приделать к нему приклад, но я опасаюсь за его рассудок. Кажется, с каждым днем он узнает все больше этих демонов, шепчет их имена себе под нос, когда поднимает над головой осколок стекла, чтобы нанести удар.

Вчера я впервые увидел, как дрогнула его рука. Я, конечно, не раз был обязан ему жизнью, но помяните мое слово — без меня ему не было бы спасения. Этот зверь не потерял бы самообладания, хотя и показался мне на мгновение послушным, когда Генри прошептал имя. Я не расслышал его, поскольку произвел выстрел. Я видел, как эти твари калечат, убивают и пожирают, так что на болотах я не рискую. Но имя ублюдка я услышал позже, когда Монро бормотал его всю ночь. Это был Уильям.

Со всей моей любовью и болью,
Эллиот.


2/2

Я требую, чтобы ты подтвердила, что последнее письмо было шуткой.

Дорогая, если ты не веришь моим рассказам, то прошу тебя поверить хотя бы этому: в Луизиане нам не место, мы не протянем и лета. Чума охватила город со всех сторон, и я едва выживаю на этой могильной границе.

Я молю Бога, чтобы ты приняла это и поверила мне. На могиле моей матери клянусь, что вы не должны ехать в Луизиану.

Разлука — это очень больно, но если бы у меня забрали тебя или Джеральда, это было бы испытанием веры, которое я бы не выдержал.

Со всей моей любовью,
Эллиот

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделись с друзьями!