Отмеченная смертью при рождении, София (Sofia) считала свои видения благословением до того дня, когда они привели четыре темные фигуры в дом ее семьи. Пламя поглотило все, к чему они прикасались, и пока она смотрела, горизонт окрасился желто-красным, знакомые лица таяли, как воск, корчась в агонии, и в ночи эхом разнеслись четыре выстрела, за каждым следовал крик члена семьи, проходящего завесу между жизнью и смертью.

Когда последний тлеющий уголёк погас, София провела старый ритуал на крови, ища совета у Смерти. В этом последнем видении она увидела раздутые трупы, старые деревянные ворота и женщину, управляющую кладбищем, усеянным бархатцами; ее лицо было безмятежным, а костлявый палец указывал на северо-восток.

София следовала знакам, преследуя Четверку. Смерть всегда присутствует в Байу, преследуя любого, кто достаточно глуп, чтобы оказаться среди его измененных обитателей. И поэтому София — посланница и вестница этого темного и вездесущего Жнеца — неизбежно нашла путь в Луизиану, где она могла быть близко к источнику своих видений и попытаться утолить свою жажду мести. Американской ассоциации охотников не пришлось долго думать, чтобы принять решение о ее инициации, и теперь она ведет мертвых — и живых — в Байу к их последнему сну своим оружием:

Известно, что напарницей Софии на охоте была Лулу Бассетт, о чем последняя поведала в своем дневнике.

Согласно показаниям Джорджа П. Толстена, она и Лулу принимали участие в перестрелке у салуна в Нижнем ДеСалле.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.