В «Книге оружия» игры Hunt: Showdown имеется пять фрагментов из дневника некоего Даниеля Глэнтона (Daniel Glanton). Мне его фамилия напомнила одного мерзкого персонажа из не менее мерзкой, но притягательной книги «Кровавый меридиан, или Закатный багрянец на западе» Кормака Маккарти. Авторы лора Hunt: Showdown на одном из стримов признавались, что эта книга служила им вдохновением. Их история, на мой взгляд, слабовата и написана с целью объяснить появление вариантов дробовика Romero 77, не более. Судя по тому, что охотники конкурирующих групп с легкостью убивают друг друга при встрече, описываемые события происходили в 1895 года, когда это стало нормой.

Первое мая

Я не заметил его присутствия, хотя он стоял прямо надо мной, так же поглощенный моей работой, как и я. Мои колени были покрыты металлической пылью, когда я подобрался к углублению, выбитому на стволе. Мой напильник соскользнул, я поднял голову и увидел, что он стоит рядом.

Он спросил меня, что я делаю, а я сказал ему, что снимаю гравировку с Romero. Он спросил почему, я такой тупой. Он не был похож на законника, но я не собирался прямо говорить, что оружие забрали с мертвого тела.

Он не ушел и стоял в ожидании, пока я не рассказал ему откуда оно у меня. Он ответил, что ни один законник отсюда до Марфы [город в Техасе] не отличил бы одно оружие от другого по гравировке, а владение оружием со стертой – вызывает подозрение. Я сказал ему, что не задумывался об этом, а он сказал, что так и думал. Как я тогда понял, его намерение состояло в том, чтобы заставить меня почувствовать себя ничтожным.

Он стремительно выхватил оружие из моих рук. Вынул стержень из петли и разломал ствольную коробку, оторвав ствол. Он перевернул его и показал мне его заднюю часть. Если ты собираешься заниматься дурными делами, то хотя бы делай это правильно, сказал он, указывая на вторую гравировку, которая была там скрытно размещена.

Он отправился прочь по дороге, а я пошел за ним. Он спросил меня, что я делаю. Я сказал ему, что я такой же охотник, как он. Я показал ему Romero. Он сказал, что это не более чем спортивное оружие.

Я прямо сказал ему, что нет более прекрасного спорта, чем охота.

Romero Arms Company Model 77 в базовом исполнении

Пятое мая

Мы сошли с дороги и пересекали открытую местность.

До вчерашнего дня я не услышал ни слова о том, на кого мы охотимся. Человек остановился в полдень и сказал, что лагерь разобьем здесь. Завтра утром мы пойдем в угодья, сказал он, перекрестившись.

Он разбил лагерь и послал меня принести что-нибудь на ужин и немного крестовника, каркаса и ловушки дьявола. Я нашел семью болотных кроликов. Они такие тупые, вы стреляете в одного из них, а все остальные прячутся под землей. Но вы ждете немного и они выходят снова. Я уложил четырех из Romero.

К вечеру я вернулся, обнаружив человека, который ждал меня со ступкой и пестиком. Он заставил меня готовить, а сам принялся растирать мои растения. Я думал, что это для ароматной приправы, но вместо этого он смешал их в стальной емкости, поставленной на огонь.

После ужина он достал его щипцами и осторожно перелил полученный горячий красный сироп внутрь медицинского шприца. Жидкость была вязкая как патока. Он сказал, что я должен сделать укол. Я отказался, я ненавидел врачей. Он сказал, слово в слово, думай об этом как о бешенстве, но если ты не примешь это, я убью тебя, а не бешенство. Я видел, что он настроен серьезно.

Утром я выбросил остатки болотного кролика. Человек сказал, что мы можем идти.

Мы продолжили. Лес стал более редким, плоским и влажным. Вскоре мы брели в воде мимо затонувших плоскодонок и свай, покрытых старыми рыболовными сетями. Старые сараи развалились, а хижины проседали на сваях.

Тридцатое мая

Па никогда бы не простил меня за потерю своего старого ружья. Когда-то он занимал почетное место на каминной полке, но теперь он бы его не узнал. Я бросил его, когда мы выбрались из горящего сарая, пока Паук рвал охотников с нью-йоркских окраин на куски.

Человек без имени шел сквозь темноту, уверенно пробираясь через рогоз. «Никогда не знаешь, кому можно доверять», — сказал он, — «людям со всего мира, с религиозными верованиями и клятвами на крови и договорными обязательствами, все хотели одного и того же, чего им не хватало вокруг».

Я повторил ему то, что всегда говорил мой папаша, — провидение путь покажет. Он хмыкнул в ответ.

Мы шли всю ночь и в конце концов покинули угодья. Мы нашли заброшенную церковь, подходящую для того, чтобы забраться в нее и отдохнуть. В поисках чего-нибудь съестного я нашел ружье Romero 77. Я снова повторил слова папаши, что было кощунством. Человек хмыкнул и сказал, что это не удивительно, ведь пасторы тоже нуждались в защите и не были известны своим вкусом к огнестрельному оружию.

Мы проснулись, когда стемнело. Мы вернемся, сказал мужчина. Он обрезал Romero, сократив его длину вполовину. Так лучше для ближнего боя, сказал он.

Я не хотел возвращаться, мы были слабее, мы были хуже экипированы. Но было бесполезно говорить это человеку. Что-то внутри него сломалось в том горящем сарае.

Я выстрелил во дворе, чтобы проверить обрез. Последний выстрел, я прицелился с одной руки в колокол, болтавшийся на гнилой веревке в башне. Выстрел отбросил мою руку назад, ударив меня по голове. Колокол звенел, но не звонил, когда дробь отскочила от него, а затем упала. Дробь порвала и веревку. Колокол упал, а человек направился в лес, качая головой.

Дробовик Romero 77 Handcannon в Hunt: Showdown. Изображение из "Книги оружия"

Дробовик Romero 77 Handcannon в Hunt: Showdown. Изображение из «Книги оружия»

Первое июня

Я продолжаю видеть сны о возвращении в то время, когда я впервые встретил этого человека. Они всегда начинаются с того, что он спрашивает, — «знаешь ли ты, на что здесь охотятся?», открывая банку с фасолью большим ножом, сделанным из обломка боевого штыка.

Я голоден и смотрю на бобы, а поэтому не слышу его, поэтому он вынужден повторить, что сводит его с ума. Затем сон продолжается.

Я отвечаю ему, что не знаю, на что мы охотимся. Он сказал, что было бы лучше знать одну вещь — как сражаться. Я сказал ему в ответ, что раньше дрался со своими старшими братьями, а они были сильнее, но я боролся с ними в грязи, он засмеялся и сказал, что это не драка во дворе и твоя мамаша не схватит вас обоих за ухо и не выдерет, после того, как вам и так досталось.

Это вызвало у меня раздражение, и я закончил тем, что рассказал ему об истории с мальчиком, произошедшей прошлым летом, из-за чего я не мог возвратиться домой. Я не хотел это никому рассказывать.

Позже мы остановились у журчащего ручья, который напомнил мне того мальчика и те сладкие ручьи неподалеку от фермы, из которых мы обычно пили.

Человек, который до сих пор не назвал своего имени, взял мой Romero и взмахнул им, как дубиной, сказав, что будут ситуации, когда не будет времени на перезарядку и мне придется использовать его иначе. Я тренировался, а он говорил мне, как это делать правильно. Затем мужчина заметил, что вода в ручье перестала журчать.

Мы поднялись выше по нему и нашли то, что перекрывало источник, — труп. Вода позади него образовала целую лужу. Он умер недавно.

Человек проверил тело и сказал мне взять себя в руки, поэтому я ушел и стал ждать. Когда он позвал меня назад, то вручил мне ржавый старый клинок. Это клинок того парня, мы прикрепим его к твоему ружью, сделав его более опасным, — сказал он.

Он ушел, а я не мог не взглянуть снова на тело. Его сердце было вырезано. Затем я просыпаюсь.

Второе июня

До сих пор не было обнаружено никаких признаков присутствия Паука, утром мы обнаружили только двух охотников из Юты, совсем новичков. Я убил их обоих.

Вчера вечером мужчина вручил мне свой топор и сказал, чтобы я наколол дров. Я расколол несколько поленьев, а затем засадил его в пень. Капли дождя падали на мертвые листья. Я несколько раз взмахнул своим Romero.

«Что вы думаете на счет того, что они примерно одного размера?» — спросил я человека. Он даже не поднял глаза от огня. Я отделил клинок от топорища. Тогда человек поднял голову и сказал: «Этот топор у меня уже восемь лет».

Утром я прикрепил лезвие топора к Romero. Хорошо работать в утреннем свете. Человек приготовил последние бобы. После завтрака я потушил угли от костра. Мы шли через лес. Я ударил по низко висящих ветвях своим обновленным улучшенным Romero, оставив упавшие ветви позади нас.

«Думаете, мы найдем паука сегодня?», — спросил я человека. Он что-то хмыкнул, возможно, согласился. «Полагаю, это не имеет значения», — ответил я, видя, как нам и без того весело.

Именно тогда мы натолкнулись на Охотников. Они казались набожными, выполнявшими свою миссию во имя Господа. Человек не хотел их трогать, но у меня было желание опробовать топор. Затем они заметили нас и открыли огонь.

Я атаковал их, уложил первого выстрелом из Romero, второму всадил топор в шею. Кровь покрыла всю мою белую рубаху. Я рубил и рубил, каждый раз делая рубашку все темнее и темнее.

Дробовик Romero 77 Hatchet в Hunt: Showdown. Изображение из "Книги оружия"

Дробовик Romero 77 Hatchet в Hunt: Showdown. Изображение из «Книги оружия»

Поделись с друзьями!